Адвокат Киев
Максимов
Валентин Викторович

 

(098) 883-70-90;

(095) 111-89-01;

(063) 867-90-15

 

Медицинское право и медицинский адвокат сохранят ваши права пациента

 Медицинское право. МОЗ Украины.Обратившись в лечебное учреждение, больницу или поликлинику мы ищем у врача защиты здоровья от болезней и помощи для выздоровления.

 С этого момента мы становимся Пациентами, и нашу защиту гарантирует Медицинское право. Которое включает в себя Конституцию, гражданское законодательство, основы, Европейские Хартии и декларации. Каждому пациенту гарантируется индивидуальный подход, полная адаптация лечения к физиологическим потребностям.

 Помните, при лечении вам должны предоставить все необходимые медицинские услуги независимо от наличия у вас финансовых ресурсов. Также не имеет значение, где вы проживаете, какой вид заболевания, и время когда вы обратились за лечением.

 Персонал обязан предоставить полную информацию о состоянии вашего здоровья, наличия всех медицинских услуг, методы и способы их предоставления с учетом научно-технического прогресса. Проводить какие-либо лечебные процедуры, основываясь на конфиденциальности и главное адекватной информации.

 Права Пациента предусматривают самостоятельность в решении, нужен или нет, тот или иной диагностический осмотр, посещать или нет медицинских специалистов, необходимость полного или частичного хирургического вмешательства.

 Медицинское право обязывает предоставлять требуемое лечение без волокиты и затягивания во времени, предварительно оговорив его сроки. Медицинская помощь должна предоставляться при строгом соблюдении соответствующих стандартов качества, спецификации. Больной должен быть максимально избавлен от боли и страданий независимо от этапа лечения.

 

Наименование услуги Стоимость грн.
Консультация бесплатно
Подготовка заявления, жалобы, запроса 300
Исковое заявление 500
Участие в судебном заседании (судодень) 200

  Если нарушены ваши права пациента, куда и как необходимо писать жалобу?

Права пациента. Министерство охраны здоровья.  Министерством охраны здоровья разработан порядок, согласно которого проводится проверка и контроль качества предоставленной медицинской помощи. Такой порядок принято двадцать восьмого сентября двенадцатого года под номером семьсот пятьдесят два.

1. Разработанным порядком проводится внедрение и организация управления уровнем предоставленных медицинских услуг. Должен выполняться управлениями (департаментами) по охране здоровья местных государственных администраций при рассмотрении жалоб на учреждения независимо от формы собственности и физических лиц - предпринимателей, предоставляющих медуслуги.

2. Принятие этого Порядка, как утверждается его создателями, обеспечивает права пациента в полном объеме.

3. Качество медицинской помощи – напрямую связанно с соблюдением учреждениями, действующих стандартов в этой области услуг.

4. Контроль проводится посредством сравнительного анализа методик внешней и внутренней проверки качества, самооценки медицинских работников, экспертной оценки, клинического аудита, мониторинга системы, уровня аттестации / сертификации в соответствии с требованиями норм принятых в Европейском Союзе и национальным законодательством.

5. Рассматривать внутренний контроль в принципе не имеет смысла, так как все медучреждения, вернее их руководство ни при каких обстоятельствах не признает свои нарушения права пациента. Либо могут все списать на недостаточную квалификацию подчиненных врачей немеющих соответствующую «руку».

6. Вот уже внешний контроль, осуществляется государственными чиновниками из департаментов соответствующих администраций, и естественно имеющих медицинское образование. Чиновники заинтересованы в дальнейшей своей карьере, которую можно сделать такими вот проверками. Однако внутренние врачебные связи могут предрешить результаты рассмотрения любых жалоб.

7. Сама структура контроля, осуществляется по довольно сложной и в тоже время упрощенной схеме. Она состоит из нескольких составляющих, включающих в себя: общее исследование структуры, процесса; организации предоставленной медуслуги; как реализовывались управленческие решения; требования к квалификации сотрудников и руководителей; какие были жалобы или просто мнение лечащихся о соблюдении их права пациента; безопасность.

8. Контроль качества проводиться, только если: произошла смерть больного; трудоспособные лица впервые выходят на пенсию по инвалидности; принятые диагнозы имеют разногласия; стандарты были не соблюдены; получены жалобы больных или ухаживающих за ними близких лиц.

   Меры защиты права пациента в случае халатности или ошибки врача

 медицинский юрист, жалобы на врачейЕсли лечение прошло в пустую или вместо выздоровления здоровье только ухудшилось, или получен прямой вред, Вы имеете полную возможность взыскать компенсацию за причинение такого вреда. Вы имеете возможность подать жалобу и в установленные сроки получить исчерпывающий ответ. Доказать причинение физического, морального и психологического вреда вследствие врачебной ошибки возможно только за результатами судебно-медицинской экспертизы. Такая экспертиза проводится как по решению суда в гражданском судопроизводстве, так и за постановлением следователя в уголовном производстве. Эксперт делает выводы на основе медицинской документации составленной в учреждении - ответчиком в суде. Поэтому такую документацию медучреждения предоставлять отказываются, либо могут сфальсифицировать. Затребовать документацию возможно адвокатским запросом, а также с помощью технической экспертизы доказать возможную ее фальсификацию. Соответственно самостоятельно такую задачу решить невозможно. Помогу вам для получения положительного итогов экспертизы, подготовить необходимые вопросы, истребовать документацию, другие сведения из возможных источников. Получить, данные предыдущих экспертиз, лабораторных исследований, стационарных (амбулаторных) ваших или потерпевшего обследований и многое другое необходимое для получения позитивного решения суда.

 Последняя инстанция защиты прав пациента перед подачей иска в суд

Медицинское право Киев, Ошибка врача Совсем недавно также разработано положение о клинико-экспертной комиссии. Приказ номер шестьдесят девять от пятого февраля шестнадцатого года.

I. Ее назначение и структура

1. Данная Комиссия в положении названа - КЭК МОЗ. Это орган, который действуют на постоянной (без выезда на место конкретного случая) или временной основе, то есть с выездом. Проводит рассмотрение жалоб граждан и юридических лиц, запросы из правоохранительных органов.

2. Клинико-экспертная оценка качества оказания медуслуги осуществляется после того как жалоба была рассмотрена структурными подразделениями охраны здоровья государственных администраций.

Также проводится при несогласии заявителя с результатами предыдущей проверки.

3. Решение о создании или ликвидации, количественном или персональном составе утверждаются приказами Минздрава.

4. При проверке и принятии выводов руководствуется действующим законодательством.

II. Основные задачи

1. При проведении экспертной оценки, запрашивается документация медобслуживания. Проводится экспертиза первичной учетной документации, клинических протоколов, права пациента.

2. При смертельных случаях, разногласия установленных диагнозов, несоблюдение УЗ или ФЛП обслуживания, клинических локальных протоколов, табелей материально-технического оснащения, при сопровождении жалоб заявителя или лиц, представляющих интересы заявителя.

3. Выводы составляются в течение тридцати суток с момента получения жалобы, но может быть продлено на пятнадцать дней.

4. После проведения проверки составляет заключение.

5. Повторную проверку одного и того же вопроса Минздрав не проводит.

6. На заседании по личной инициативе может присутствовать заявитель или его доверенные лица.

III. К правам и обязанностям КЭК относятся:

подготовка для руководства Минздрава предложений о путях улучшения уровня помощи и медобслуживания; информирование МОЗ; городских государственных администраций относительно квалификации специалистов, которые оказывали услугу, для принятия соответствующих мер реагирования при выявлении нарушений; привлечение экспертов или других специалистов при наличии соответствующей квалификации (с их согласия) для предоставления Экспертного заключения охраны права пациента; истребование информации (материалов) по вопросам, относящимся к их полномочиям.

IV. Состав и порядок работы

1. В состав входят работники МОЗ, специалисты, имеющие соответствующую квалификацию по специальности, а также могут входить другие специалисты и представители общественных организаций, ассоциаций в сфере здравоохранения, представители профессиональных союзов, их объединений в сфере здравоохранения, организаций работодателей, их объединений в области здравоохранения (с их согласия).

2. КЭК Минздрава проводит клинико-экспертную оценку уровня оказания медпомощи и медобслуживания, а именно оценивает: структуру, процессы и результаты обслуживания; соблюдение Основ законодательства о здравоохранении; квалификационные требования работников, в том числе руководителей УЗ; изучение мнения права пациента о предоставленной заботе; обеспечение безопасности.

3. При проведении клинико-экспертной оценки без выезда на место рассматриваются официально направленные копии (с печатью УЗ и подписью главного врача или его зама) или оригиналы запрашиваемой документации.

4. Персональный состав выездной комиссии утверждается отдельным приказом Минздрава.

5. В случае выезда на место изучаются оригиналы или копии документации, которую должен предоставить УЗ или ФЛП. Также проверяются: Наличие свидетельств об аттестации средств измерительной техники, на которой было проведено диагностическое обследование и соблюдены права пациента; Правила хранения лекарственных средств; Наличие и состояние материально-технического оснащения; Квалификация медработников, и руководителя УЗ.

6. Если член оказывается в ситуации, которая имеет или может быть воспринята как имеющая признаки реального или потенциального конфликта интересов, он должен письменно уведомить об этом председательствующего, перед началом любой дискуссии или обсуждения соответствующего вопроса. При несообщении, все решения отменяются, и назначается повторное заседание. Повторное решение КЭК МОЗ будет окончательным.

7. В состав органа входит председатель также его не более двух заместителей, секретарь и члены.

Члены участвуют в заседаниях лично и должны обеспечивать конфиденциальность полученной информации. Если по каким, либо причинам кто-то отсутствует, его заменяет новый член, который назначается по согласованию с головою комиссии.

8. Персональный состав КЭК назначается приказом Минздрава.

9. Председатель, возглавляющий комиссию: контролирует подготовку документов и соблюдение сроков их рассмотрения; определяет срок работы специалистов; определяет время, место проведения и повестку дня. При отсутствии председателя работу организует один из его заместителей.

10. Секретарь обеспечивает ведение протоколов, а также: отвечает за подготовку документов; предоставляет материалы членам Минздрава не позднее, чем за один день до заседания; готовит проект протокола; отвечает за подготовку и представление материалов; разрабатывает с членами заявление об отсутствии конфликта интересов, составленную в произвольной форме; по результатам готовит заключение КЭК; и сам не участвует в голосовании.

В случае отсутствия секретаря его обязанности возлагаются на другое лицо, которое входит в состав по решению председателя.

После заседания секретарь дорабатывает материалы (протокол и заключение) с учетом замечаний и высказанных предложений.

11. Готовый протокол подписывают секретарь и председательствующий.

12. К работе могут быть привлечены специалисты с высшим медицинским образованием (с их согласия).

13. Экспертом Минздрава экспертным путем проверяется представленная документация (далее - экспертиза). 14. Срок работы эксперта определяется в каждом случае отдельно головой и не должен превышать десяти рабочих дней.

15. Эксперт осуществляет исследование представленной документации лично или в составе группы экспертов в зависимости от случая.

16. По окончании проверки в двухдневный срок составляется Экспертное заключение.

17. Эксперт уполномочен: отказаться от проведения экспертизы права пациента до ее начала, мотивируя причину отказа с предоставлением подтверждающих документов; запрашивать дополнительную информацию (материалы) от УЗ и / или ФЛП, по которым проводится экспертиза; приглашать в случае необходимости лицо, в отношении которого проводится экспертиза, для медосмотра и оказания Экспертного заключения; давать рекомендации УЗ и / или ФЛП по устранению выявленных нарушений.

19. Обязанности эксперта: предоставление объективной и обоснованной оценки в случая, который рассматривался; отчетности о результатах проведенной им экспертизы; предоставление голове информации о ходе экспертизы; обеспечение сохранности полученной информации.

20. Экспертные заключения и другие материалы, касающиеся рассмотрения соответствующих предложений, проектов и т.д., является служебной информацией, связанной с процессом принятия решения.

 Права пациента во внутренних положениях медучреждений

 Медицинское право. Права пациента. Медицинская карта.Кроме того, внутригосударственное законодательство всегда предоставляет возможность и полномочия медицинским учреждениям принимать локальные, свои внутренние инструкции и положения. Принятие решения совершеннолетним самостоятельно, относительно медицинской помощи, предопределило и правовое положение несовершеннолетних. Сделало их равными по правам со всеми совершеннолетними,  которые самостоятельно обращаются за медицинской помощью. Это позволило и обозначило правовой статус Уполномоченного по правам пациента. Необходимо отметить, что Финляндия была первой, которая на законодательном уровне обязала все лечебные учреждения иметь своего «Омбудсмена». Позднее аналогичные законы были приняты в Нидерландах (1994 г.), Израиле (1996 г.), Литве (1996 г.), Исландии (1997 г.), Дании (1998 г.), Норвегии (1999 г.), Грузии (2000 г.), Франции (2002 г.), Молдове (2005 г.) и др. В Испании, нормы указанного права, являются отдельной составляющей  всего федерального законодательства  регулирующего  здравоохранение (1986 г.). Значительную роль в сфере обеспечения права пациентов играют Хартии. Такое использование хартий, которые представляют собой общественные соглашения. В Германии, например, существует Социальный кодекс, который основан на Хартии пациентов (1975г.). Положение хартий, как правило, разрабатываются общественными организациями, учреждениями здравоохранения, министерствами или ведомствами. Такая непарламентская процедура требует значительно меньшие затраты времени и ресурсов если сравнивать с законодательной процедурой. И довольно часто положения Хартий не имеют обязательной силы, в частности, если Хартия принята общественной организацией. Однако любой документ  способствует повышению правовой культуры людей, осведомленности со своими правами как дополнительной гарантией их защиты, поэтому значением Хартий не следует нивелировать!

Необходимость принятия в Украине отдельного закона защищающего права пациента

 В данное время существует необходимость принятия специального закона, который бы детально определял этот термин, а также устанавливал правовые, экономические и организационные основы защиты. Принятие закона «О правовом статусе пациентов в Украине» позволит установить гарантированный уровень предоставления медицинской помощи, исключить любые проявления дискриминации в отношении доступа к медпомощи и обеспечить ее эффективность в соответствии с утвержденными стандартами. Этот закон должен не только поставить перед украинскими врачами повышенные требования относительно их профессиональной деятельности, но и способствовать формированию правовой культуры и осознанию своей ответственности во время обращения за медпомощью. В основу такого нормативного акта должен быть положен принцип взаимного уважения в отношениях между получателем помощи и врачом. В Великобритании действует особый порядок регламентации прав пациентов, который непосредственно не связан с разработкой и принятием законов или положений, а основан на прецедентном праве. Процесс расширения прав происходит в зависимости от судебных решений, которые принимаются и часто являются несовершенными относительно рисков, характерных для каждой отдельно рассматриваемой ситуации. Так, каждый год Национальная служба здравоохранения вынуждена выплачивать по искам пациентов в связи с некачественной медицинской помощью около двухсот миллионов фунтов стерлингов из государственного бюджета. Дальнейшее развитие внутригосударственных законодательных актов в Европейских государствах лежит в их усовершенствовании и детализации положений. В частности, информация, относительно состояния предоставляется клиенту в таком виде, которая предоставляет необходимые меры по соблюдению полной конфиденциальности. Информации, по отдельным социальным или профессиональным группам разных видов болезней. Американский исследователь Д. Брок отмечает, что в правоотношении врача и нуждающимся положено первичное природное неравенство. Профессиональные умения и знания врача создают условия  полной власти над нуждающимся, и является для последнего особой ценностью. Поэтому отсутствие надлежащей нормативной регламентации статуса является, по мнению И. Сеню, основным вопросом в законодательстве любого государства. Мировой опыт, указывает, что регулируемый вопрос становится актуальным и соединен с быстрым витком научного прогресса врачебного вмешательства, в области безопасности и качества предоставления медпомощи. Сейчас  наблюдается устойчивая тенденция формирования национального законодательства. Правовой статус в последние десятилетия получил закрепление в законодательстве ряда Европейских государств.

Становление права пациента в развитых странах

 С середины семидесятых двадцатого столетия было принято достаточное количество международных документов способных решить такие проблемы. Самым главным документом явилась  данная Хартия призванная защитить права больных. Этот важный документ был вначале скрупулезно выстрадан и далее принят на заседании Комитета экономического сообщества Европы. Такие организации как ВОЗ и ВМА были основными разработчиками указанной Хартии. Разрабатывались в соответствии с общей  декларацией ООН, ЮНЕСКО о геноме человека и др. Первыми были Алма-атинская декларация ВОЗ (1978 г.), Люблянская хартия ВОЗ по (1996 г.), Токийская, Лиссабонская декларации BMA о трансплантации человеческих органов (1987г.). В Декларации прав пациентов основополагающими сформулированы факты, целью которых явилась обязанность оказания помощи странам, развивающим свою политику относительно здравоохранения. Декларация, принятая в Амстердаме относительно политики направленной на обеспечение указанных прав  в Европейском союзе. С момента ее принятия основные страны Европы направили свою политику для внедрения указанных принципов. Сегодня эта декларация составляет общеевропейскую схему действий и общую стратегию всего Евросоюза. Европейская Хартия пациентов была принята пятнадцатого ноября две тысячи второго года  на совещании ведущих национальных общественных организаций из Италии, Германии, Бельгии, Португалии, Испании, Греции, Ирландии, Дании, Нидерландов, Австрии, Великобритании. Это событие стало частью движения гражданского общества по всему Европейскому союзу,  и заняла основное место в обеспечении  медицинских услуг.

Обсуждение Хартии о правах пациентов ведущими странами Европы

 Хотя Европейская Хартия на сегодняшний момент считается рекомендательной, она все-таки нашла свое отражение практически  во всех внутренних законодательных базах. Этот важный документ считается ориентиром для мониторинга и оценки систем здравоохранения государств Европы.Система здравоохранения Украины также была оценена с использованием современных индикаторов, разработанных на этой основе, с целью выявления реально существующей ситуации защиты. Вышеназванные акты стали юридическими принципами для решения проблемы не только в международном масштабе, но и на уровне отдельных государств. Все-таки ситуации бывают разные, тем более в  странах у каждой из которой есть свои особенности  внутреннего законодательства по организации внутренних систем здравоохранения, условий в экономике. Однако признание государствами мира международных актов предусматривает, и свои меры в их применении и можно сказать точной реализации. Процесс адаптации законодательства развитых стран относительно права пациентов начался  в 1980-1990-е годы. В данное время используются разнообразные способы. В частности, сейчас такие  как соответствующие нормы в Конституции, специальных законодательных актах,  положениях и др. Нашли свое отражение  в специальных национальных законах, направленных на охрану здоровья различных  социальных  слоев  населения (например, детей, инвалидов). Вопросам и проблемам связанных с  осуществлением  исследований, донорством, переливанием  крови, трансплантации органов, осуществления других видов медицинского вмешательства.

 Для защиты права врачей создан Киевский врачебный совет

 30 июня 2016 в помещении Национальной научной медицинской библиотеки Украины по инициативе Киевской краевой организации Всеукраинского врачебного общества состоялось учредительное собрание. В мероприятии приняли участие руководители врачебных обществ Киева, представители общественных организаций по медицине столицы и другие медицинские работники.

 В ходе заседания было подписан Учредительный договор и Положение - создан Киевский врачебный совет. Его целью, согласно принятым документам, станут максимально направленные усилия на то, чтобы каждый киевлянин получал качественную медицинскую помощь. Также был избран президиум совета. Было обговорено, что профессия врача считается одной из самых уважаемых. Важно иметь платформу для общения и выражения мнения и защиты права врачей Украины. Объединение врачебного сообщества будет способствовать внедрению и развитию врачебного самоуправления.

 Совет создан в качестве представительства и защиты права врачей в органах местного самоуправления. Отдельно планируется членами совета создание врачебного самоуправления. Как объединение, открытое для членства любых обществ, ассоциаций, других общественных организаций врачей, других медицинских работников с высшим образованием и медицинских сестер, работающих на территории Киева. В компетенцию совета входят общие вопросы врачебной деятельности и врачебной практики, требующих решения на уровне врачебного самоуправления или органов местного самоуправления, законодательных и исполнительных государственных органов.

 Планируется, что совет обеспечит ведущую роль и влияние врачебных ассоциаций и обществ в Киеве, принятии и имплементации профессиональных стандартов врачебной деятельности, стандартов, клинических протоколов и других регуляторных актов, касающихся врачебной деятельности, а также будет способствовать развитию профессиональной автономии врачей различных специальностей.

 В сотрудничестве с медицинскими профсоюзами и организациями работодателей совет планирует обеспечить влияние врачебного сообщества на социальную политику в сфере здравоохранения Киева. В частности по вопросам заработной платы в зависимости от квалификации врача, тарифов за медицинские услуги врачей и других доходов, а также соответствующего пенсионного обеспечения, страхования и инвалидности, безопасного выполнения своих профессиональных обязанностей, защиты права врачей и тому подобное.

 Присутствовавшие представители различных ассоциаций, в том числе сосудистых хирургов, педиатров, стоматологов, врачей-психологов и т.д., полностью согласны с необходимостью создания врачебного совета и выразили готовность активно участвовать в его деятельности. Создатели призвали представителей местной власти и гражданского общества к конструктивному сотрудничеству с врачебным сообществом, объединенным на благо граждан.

Медицинское право - отдельная отрасль услуг в хозяйственном законодательстве

 В современной украинской экономике, отражающий тенденции постиндустриального мира, баланс между промышленным производством и сферой услуг все отчетливее трансформируется в пользу последних. Не случайно проблемы развития сферы привлекают внимание представителей различных направлений общественных наук: историков, экономистов, социологов, философов, юристов. Однако, прежде всего, следует выяснить экономическое и юридическое значение.

 Так, чтобы выяснить экономическое значение услуг, необходимо определить их функцию в обществе как формы общественных отношений. В экономике продукт принято понимать как результат полезной деятельности, направленной на удовлетворение определенных потребностей человека и общества. В современной хозяйственной жизни роль благодеяния существенно возрастает, что нашло отражение в нормативно-правовых актах.

 Пока еще действующий Хозяйственный кодекс содержит статьи, посвященные конкретным, разного рода, договорам.

 В несовершенном, но действующим Гражданском кодексе, услугами признаются объекты отдельных прав, а общим положением о их предоставлении посвящен специальный раздел. Проблемным вопросом правового регулирования гражданских связей с участием потребителей есть регламентация обязательств по оказанию помощи.

 Возникающие, при этом, противоречия обусловлены несколькими причинами. Прежде всего, отсутствием четкого определения понятия этого термина. В ст. 177 ГК указано, что услуга - один из объектов гражданского права, однако сущность этой правовой категории не раскрыта. Если позицию закона толковать буквально, можно сделать вывод, что такая добродетельность не является результатом и неизвестно, является ли действием. Не упрощает ситуацию и норма, регламентирующая составления соглашения по этому поводу. Интересно, что термин «услуга» в разных значениях, применено также в Налоговом кодексе ст. 14 (п. 14.1.185).

 Однако, несмотря на долгий путь развития и широкую сферу применения, институт медицинской помощи также не получил четкого толкования и определенного места в правовой системе Украины. Это понятие встречается как в публичном, так и в частном праве. В сферах, касающихся обслуживания таких конституционно гарантированных благ, как жизнь, здоровье. Под этим продолжают понимать очень широкий круг отношений: от любой полезной работы до конкретно определенного предмета договора.

 Анализируя «услугу» как объект гражданских прав, ученые-цивилисты обнаружили тенденцию, которая сводится к формуле «действия (деятельности)» В контексте же хозяйственного права это должна быть именно хозяйственная деятельность, лечебно-профилактические учреждения, предоставляющие врачебную помощь в стационарной, диспансерной и амбулаторной форме.

 Стационарная и диспансерная формы предусматривают размещение пациентов в лечебном учреждении или в его структурном подразделении для оказания лечебной профилактики.

 Поэтому лечебным заведениям необходимо обеспечивать больных граждан продуктами питания. При лечении больных, возникает необходимость использовать такие непродовольственные товары, как: отдельные предметы одежды, обуви, специальное постельное белье, бытовая химия, посуда, электротовары, спортивные мероприятия, канцелярские товары, периодические издания. Этот перечень необходимо обязательно дополнить лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения, а также предметами индивидуальной гигиены. Следовательно, предоставление медицинских услуг сопровождается производством врачебной деятельности.

 В данное время существенно возрастает роль медицинского права, как в гражданской, так и в хозяйственной отрасли, что находит отражение в принимаемых законах.

 Классификатор содержит обобщенные виды, разделенные на несколько разделов: информационные, финансовые, ландшафтные, инжиниринговые, вспомогательные коммерческие и тому подобное. Поскольку спектр предоставляемых услуг постоянно расширяется, составить их исчерпывающий перечень невозможно.

 Согласно доктрине медицинского права при бесплатной медицинской услуге те, кто предоставляет и те, кто ее получает, не связаны между собой гражданско-правовыми обязательствами. Однако медицинское право, заметно отличается от других гражданско-правовых отношений имущественного характера своим предметом: влиянием на наиболее ценные неимущественные блага - жизнь и здоровье человека. Анализируя законодательство восточноевропейских стран, например, Чехословакии, можно установить, что правовая наука этой страны предпринимала попытки преодолеть споры между гражданским и административным правом и даже доказала, что между врачом и пациентом возникают административно-правовые отношения, тогда как предписания принадлежали к гражданско-правовым, что противоречило нормам ведомственных нормативных актов.

 Изложенные соображения подтверждают, что отношения между врачом и пациентом являются специальным типом административно - правовых отношений «попечительского характера», и не содержат очевидных элементов властного подчинения, характерных для классических управленческих отношений. Если современное определение понятия в определенной степени приспособлено к сфере охраны здоровья, то правовое регулирование страховой деятельности, коммерческой концессии в хозяйственном законодательстве требует усовершенствования.

 На нормативно-правовом уровне в отечественном законодательстве понятие «медицинская услуга и помощь» не употребляется. Прежде чем продолжить анализ законодательства, допустим, что эти понятия являются тождественными.

 В приведенных дефинициях определяющими являются термины «действия» и «деятельность». Закон «Об учреждениях медицинской помощи» Республики Польша, содержит правовое определение «медуслуга», согласно которой действия, направленные на защиту, спасение, восстановление и укреплению здоровья, и другие врачебные мероприятия, предусмотрены процессом лечения или отдельными нормативными актами, регулируются основами при их применении.

 Итак, учитывая то, что домедицинскую помощь могут оказывать лица, не имеющие специальной профессиональной квалификации, фактически - на общественных началах, без соблюдения клинических протоколов и стандартов, что не позволяет установить цену таких действий, рассматривать ее как разновидность медуслуг нецелесообразно.

 В развитых странах, в частности в Германии, пациент, который является членом государственной больничной кассы - составной системы государственного медицинского страхования (охватывает 87% населения), имеет право на очередной комплекс врачебной помощи. В общем объеме выделяют услуги домашней и профессиональной медицины. Фактически речь идет о комплексе бесплатного сервиса с последующим возмещением расходов, которые в Украине ассоциируются с термином «медицинская помощь».

 Попытки разграничения указанных понятий, хотя и имеют исторические корни, являются следствием некорректного формулировки отдельных положений в Конституции Украины, в частности, в ст. 49.

 Первоначальная советская система была создана и функционировала в уникальной стране, государстве с государственной собственностью на все, в том числе на жизнь людей, в государстве с плановой экономикой и административно-командным способом управления и, наконец, в наиболее высоко милитаризованной стране мира. Эти четыре обстоятельства требовали применения во всех секторах хозяйства, в том числе в здравоохранении, наиболее адекватных моделей.

 Такой адекватной моделью была обычная военная медицина, с ресурсным обеспечением. Система здравоохранения строилась по типу врачебного обеспечения армии и военнослужащих, где по заранее известным демографическим показателям и показателям заболеваемости определялись потребности в специалистах, лечебно-профилактических учреждениях и их оснащении. И все это обеспечивалось именно «ресурсами», а не деньгами.

 Когда в Украине встал вопрос о финансировании медицинской отрасли в расчете на одного человека, выяснилось, что бюджетом на одного человека предусмотрено столько же средств, в долларовом эквиваленте, что и в советской Украине. При постатейном подсчете затрат оказалось, что для того, чтобы закупить то же количество лекарств, необходимо было в 2 раза больше, на обеспечение энергоносителями - в 1000 раз, на капитальные расходы - в 5 раз. С учетом разницы в покупательной способности по различным статьям целом подсчитано: чтобы получить те же ресурсы в условиях свободной экономики необходимо было в 5 раз больше средств.

 Некорректным в нормативно-правовом контексте было декларирование бесплатности отдельных видов медицины. Законодатель предпринял попытку определить «медицинскую помощь», акцентируя внимание на ее бесплатности. Между тем безальтернативность предоставления некоторых видов медпомощи в государственных и коммунальных учреждениях здравоохранения только за плату противоречит опыту отдельных стран.

 Итак, попытка разграничить эти понятия по признаку бесплатности / платности в контексте анализа всего массива хозяйственного, гражданского и финансового законодательства следует считать неудачной. Поэтому в дальнейшем будем считать данные понятия тождественными, хотя первое из них несколько шире по объему.

 Возникает вопрос: а если лицо заключило договор об обязательном государственном медицинском страховании, в котором предусмотрено предоставление врачебной помощи в экстренном случае? Лицо,  получившее экстренную помощь, по своей сути получит медицинскую помощь? Основанием для предоставления профилактическим учреждением врачебной помощи служит договор, к его специфическим признакам можно отнести и гражданско-правовые договора. В контексте ст. 49 Конституции Украины, которая предоставляет право на бесплатную медицинскую помощь, большинство организаторов здравоохранения рассматривают без согласования со ст. 904 ГК, которая предусматривает возмещение расходов исполнителю бесплатной помощи. Одновременно это требует ценовой определенности, в полном объеме урегулированы ГК. Через ценовую неопределенность в сфере здравоохранения сегодня невозможно наладить эффективные хозяйственные отношения. Хотя отношения в сфере здравоохранения полностью соответствуют изложенным в ГК (ст. 6) общим принципам хозяйствования, среди них можно выделить: обеспечение экономического разнообразия и разностью всех субъектов предпринимательства; свободу производственной деятельности в пределах установленных законом; защита прав потребителей. При этом следует учитывать, что целью деятельности в некоторых сегментах сферы здравоохранения, в частности на фармацевтическом рынке Украины, является получение прибыли, то есть там создается товар.

 Итак, медицинская помощь - комплекс или отдельная услуга, которая включает в себя не только диагностические и лечебные мероприятия, определенные в зависимости от показаний на основании клинических протоколов и стандартов, но и размещение больных в лечебном учреждении или в его структурном подразделении, с последующим обеспечением пациентов бельем, продуктами питания, лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения, средствами гигиены и диагностики и тому подобное.

 Контролировать медицинские услуги крайне необходимо. Неурегулированность может скрывать в себе угрозу для государства, поэтому почти все страны регулируют эту сферу с помощью различных экономических и правовых форм и методов воздействия на хозяйственные процессы в здравоохранении. В хозяйственных правоотношениях, в том числе при оказании медицинских или фармацевтических работ. Однако гражданские правоотношения могут и не иметь имущественного характера, что обусловлено особенностями этого вида деятельности.

 Так можно считать этот элемент обязательным в хозяйственных правоотношениях при медицинском и фармацевтическом обслуживании? Право на здоровье регламентировано такими элементами, как право на предоставление квалифицированной врачебной помощи, на своевременную врачебную помощь, на квалифицированное протезирование, лекарственно-косметологическое лечение, на донорство и трансплантацию, на информацию о своем состоянии здоровья на участие в медицинском эксперименте, а личные неимущественные права неразрывно связаны с лицом, и не могут отчуждаться. Кроме того, бесплатная медицинская помощь, согласно ст. 904 ГК, предусматривает обязательное возмещение затрат, то есть имеет ценовую определенность. Принципиально важным считает отграничения объекта работ.

 Итак, разграничения понятий «услуги» и «работы» является определяющим в медицинском праве. Комментируя ГК, Украинские правоведы обратили внимание, что работы имеют материальный результат, в частности, связанной с пломбированием больного зуба, установлением протеза и т.д. В Великобритании парламентарии в свое время предлагали включить в базовый пакет и стоматологическую помощь - изготовление зубных протезов.

 Результат таких работ не приобретает имущественной формы, и поглощается процессом предоставления. На доктринальном уровне услуги от работы в основном разграничивают по юридическим последствиям. Характер этих действий зависит от выгоды, представляется объектом воздействия. Правовыми признаками в подобных случаях, чтобы выяснить суть работ лечебных или фармацевтических, рассмотрим перечисленные неимущественные блага как объект воздействия. Также поймем формы, которыми выражаются их состояние. Специалисты по философии права называют товары и услуги не антиподами, а, скорее, составляющими одного континуума. Трудовые усилия, не материализуются, а только удовлетворяют неимущественные потребности человечества. Поэтому медицинская услуга направлена на особое благо - здоровье гражданина. С результатом тесно связан вопрос их качества. Как правило, качество характеризуется непостоянством, или и отсутствием, что требует адекватного правового режима оценки ее качества, в том числе путем стандартизации.

 Несмотря на правовое регулирование в сфере медицинской деятельности, государство обязано поддерживать и сохранять общепринятый стандарт качества предоставляемых платных медицинских услуг, регулируя связь частных и публичных интересов. Оказание медицинской услуги не всегда направлено на сохранение или поддержание оптимального уровня здоровья индивида. У лица может возникнуть необходимость, которая может быть удовлетворена лишь с помощью хирургического вмешательства. Например, в США около 2 тысяч женщин ежегодно прибегают к операциям по увеличению груди. Возможно, такое врачебное вмешательство направлено на потребительские нужды, но вряд ли они имеют отношение к сохранению здоровья, скорее, наоборот.

 Исследователи из медицинского права различают активную и пассивную формы эвтаназии, которую медицинские работники совершают умышленными действиями или бездействием.

 Исследуя правовые проблемы трансплантологии, установлено, что фактическим основанием для правомерного изъятия трансплантатов у живого донора является необходимость сохранения или восстановления здоровья больного-реципиента путем трансплантации органов и тканей донора.

 Деятельность и результат на первый взгляд кажутся равнозначными категориями, если считать, что удовлетворить можно только путем деятельности. Если же исходить из того, что деятельность является не самоцелью, а средством достижения, то акцент смещается в сторону результата. При этом важно выяснить цель деятельности: это не просто определенный положительный эффект, при котором можно достичь желаемого результата, а именно удовлетворение потребностей конкретного субъекта.

 Определяя понятие «медицинские услуги», отметим, что ожидаемый полезный результат не может быть полностью гарантирован; работа врача не может быть полностью стандартизирована, так как характер самих действий субъекта может существенно отличаться в зависимости от влияния различных факторов, предсказать которые нельзя; к медицинской услуги и ее поставщика со стороны государства предъявляются повышенные требования, поскольку медицинское вмешательство всегда связано с риском причинения вреда здоровью или жизни человека. Цели могут быть разными и лишь косвенно направленными на обеспечение здоровья.

 Итак, суть отдельных видов медицинских услуг, которые могут представлять угрозу здоровью, считаются проблемой национальной безопасности, решать которую государство должно отделяя результат медицинской услуги от возможных последствий; исходя из того, что результатами медицинского обслуживания могут быть: наступление полного положительного для здоровья эффекта, в соответствии с условиями договора или желаний пациента.

Медицинская карта как доказательство

Все врачи, особенно хирурги, травматологи, дантисты не обращают значительного внимания на тщательное составление полноценных медицинских документов, в частности заполнения и ведения медицинской карты стационарного или амбулаторного больного, формы № 025/о. Которая является основными документом, и имеет не только медицинское, но и юридическое значение.

В связи с этим необходимо выделить наиболее частые недостатки и нарушения в оформлении и ведении первичных медицинских документов:

1. Нарушение в сборке (оформлении) медицинской документации организационно-методического характера:

- неразборчивость записей, связано с непонятным почерком врачей, недопустима краткость, использование неприемлемых сокращений в записях, подписи врачей без указания их инициалов и фамилий, ошибки в датах и  часах обследований пациентов;

- исправление, перечеркивания, стирания (без них обычно невозможно обойтись, поскольку в спешке с оказанием медицинской помощи пациенту врач не всегда имеет возможность записать все правильно и четко, однако с юридической точки зрения такой документ является неполноценным);

- небрежное вклеивание дополнительных листов в медицинские документы, в результате чего текст оказывается скрытым (прошит, склеены и т.п.), в некоторых случаях видны следы вырванных листов;

- не указание номера и названия лечебного учреждения в медицинских картах амбулаторного больного;

- небрежное заполнение паспортной части медицинских карт стационарного больного;

- не указание времени выполненного медицинского вмешательства;

- невнесение в медицинскую карту результатов обследования пациента, анализов, данных рентгенологического исследования и тому подобное.

2. Нарушения в составлении медицинской документации клинико-тактического характера (дефекты описательной части):

- описание повреждений в недостаточно полном объеме, существенно затрудняет проведение экспертизы. Следует отметить, что судебно-медицинский эксперт выполняет экспертизу потерпевших обычно через несколько дней, а иногда недель и даже месяцев после травмирования.

Следовательно, при медицинском осмотре наблюдает совершенно иную картину повреждений по сравнению с той, что видел лечащий врач (например, может обнаружить только рубцы, а иногда и никаких следов травмы не находит). В таком случае эксперту становится полезным медицинская карта стационарного или амбулаторного больного, и прежде всего, подробно записанные в ней данные объективного обследования пациента.

Судебно-медицинский эксперт обязан ответить на соответствующие вопросы, но для этого ему нужна информация из документальных источников.

Довольно часто врачи не отмечают вид повреждения, зато указывают, например "синюшность пальца", "покраснение щеки", описание повреждения не совпадает с его видом, указанным в диагнозе (описывает ссадины, а в диагнозе врач отмечает - синяк).

Кроме этого, вместо наведения признаков, обосновывали бы диагноз, случаются такие выражения, как "рана", "ножевое ранение живота" и другие. Для судебно-медицинского эксперта, чтобы установить механизм образования повреждений, необходимы детальные сведения об их морфологические свойства. Однако по описанию врачей часто невозможно установить вид травмы, не говоря уже об особенностях определенного повреждения. Так, уже указанное выражение "ножевое ранение живота", которое  довольно часто встречается в записях хирургов, врач имеет право принять только в том случае, когда обнаружит отломленный клинок ножа или его обломок в ране или раневом канале.

Давать заключение об использованном при травмировании оружии или орудия (нож, ножницы, кусок стекла) часто вообще невозможно, такой вывод можно сделать только после проведения специальных дополнительных методов исследования.

Учитывая вышеизложенное, было предложено всем врачам, особенно травматологического профиля, придерживаться такой схемы описания повреждений:

1. Локализация повреждений с указанием анатомической области тела с учетом постоянных анатомических ориентиров, условных линий и т.д. (при травме от внешних частей автомобиля целесообразно указывать высоту размещения повреждений от подошвенной поверхности стопы потерпевшего).

2. Вид повреждения (при этом следует применять общих медицинскую морфологическое название повреждений: царапина, ссадина, ушибы, синяки, кровоизлияние, гематома, рана, вывих и т.д.).

3. Форма повреждения (указывать по возможности приближенно к геометрическим фигурам, форму ран можно указывать в соответствии с букв алфавита: Г, П, Т, Х-образной формы, а если врач не может определиться, следует написать: "неопределенной формы»).

4 . Размер повреждения (измеряется в сантиметрах, а если круглой формы - указывается диаметр, длина ран отмечается при сведенных краях, в случае выявления лучистых ран следует указать длину их лучей и направление).

5. Расположение повреждения (относительно вертикальной оси тела человека: на туловище, шее, голове - вертикальный или горизонтальный, слева - направо, сверху - вниз и т.д., на конечностях - продольный, поперечный).

6. Цвет повреждения (цвет синяка, корочки ссадины, раны).

7. Свойства краев, стенок, концов и дна раны (края раны могут быть равные, с наличием ссадин, размечено отслоение; стенки: гладкие, холмистые, концы раны острые, закругленные, П и М-образные; дно раны равно, в дни костные обломки, кусочки стекла, метала и т.д.).

8. Наличие соединительнотканных перегородок между стенками раны (особенно в области дна и концов).

9. Состояние кожи вокруг повреждения (рана может быть на фоне синяка, по краям нее могут быть ссадины, вокруг повреждений могут быть различные наложения (грязь, копоть и т.д.), следует отметить их расположение, площадь, которую они занимают).

10. При наличии нескольких повреждений, размещенных в одной анатомической области, следует указывать их взаимное расположение.

11. Проникновение в полости тела (диагноз проникающего ранения грудной или брюшной полостей может быть установлен только при наличии повреждения простеночной плевры или париетальной брюшины, а эти доказательства можно получить при ревизии раневого канала.

Особое внимание врачей необходимо обратить на 7 пункт в схеме описания повреждений. Хирурги и травматологи при проведении первичной хирургической обработки ран иногда обнаруживают инородные тела (метал, дробь, кусок стекла и т.п.).

Изъятые посторонние предметы должны быть описаны в медицинских документах и  переданы следователю, поскольку могут выступить важным вещественным доказательством.

К сожалению, врачи не обращают на это особого внимания и выбрасывают их или в лучшем случае "дарят на память пациенту", а в медицинских документах или вообще их не описывают, или в двух словах и небрежно - отсутствие обоснования диагноза. Это не позволяет судебно-медицинскому эксперту оценить то или иное повреждение и в "Заключении эксперта" часто появляется фраза: "Этот диагноз не подлежит судебно-медицинской экспертной оценке, поскольку не подтверждается объективными данными".

Следует отметить, что довольно часто врач узкого профиля (невропатолог, нейрохирург т.п.), не проявляя при обследовании пациента ни объективного симптома, устанавливает диагноз сотрясения головного мозга, или же указывает у пациента «анамнестическое сотрясение головного мозга».

Врач-травматолог устанавливает диагноз повреждения связок такого-то сустава и не назначает ультразвуковое исследование, которое подтвердит этот диагноз. Оценить такие повреждения с судебно-медицинской точки зрения невозможно - некачественные дневниковые записи.

К наиболее частым нарушениям следует отнести дублирование записей дневника (объективного статуса) в течение нескольких дней и даже недель, что может свидетельствовать об одномоментном их написании, а также наличие коротких дневников, где отсутствуют данные объективного обследования больного, а указано только «сон и аппетит в норме, физиологические отправления в норме и т.д.», - другие причины клинико-тактического характера (в медицинской карте один врач описывает перелом левой бедренной кости, другой - правой, в заключительном диагнозе - вообще не указано, а врач ультразвуковой диагностики описывает в протоколе УЗИ селезенки (ее, форму, размеры и т.д.);

неправильная последовательность составления диагноза (например, диагноз основной - разрыв яичка, сопутствующий - перелом свода и основания черепа) в жалобах пациента отмечено «жалуется на наличие множественных ссадин и синяков», в объективном обследовании и диагнозе.

Указанные недостатки в составлении медицинских документов приводят к тому, что судебно-медицинские эксперты вынуждены возвращать назначенные им судебно-медицинские экспертизы следователю без исполнения.

Следователи должен допросить врача, установить локализацию и количество повреждений, ход раневого канала и т. д., что негативно влияет  на сроки выполнения судебно-медицинских экспертиз.

Необходимо отметить, что в настоящее время качество ведения медицинских документов в большинстве отражает качество оказания медицинской помощи и ошибки, связанные с составлением (оформлением и ведением) медицинской документации, относятся к профессиональным дефектов оказания медицинской помощи.

Причина их возникновения - небрежное отношение работников медицинских учреждений к ведению медицинских документов, нередко обусловлено незнанием требований к их оформлению. При наличии исправлений, зачеркиваний, а также при неполном отражении в медицинских документах сведений о диагнозах, предназначенные программы лечения, конкретные медицинские манипуляции, медицинская документация может поменять свой процессуальный статус и с письменного доказательства стать вещественным.

В таких случаях действия медицинского работника согласно Уголовному кодексу Украины (ст. 366) могут быть квалифицированы как «служебный подлог».

Выводы.

1. Для недопущения и предупреждения ошибок при оформлении и ведении медицинских карт стационарного и амбулаторного больного необходимо четко знать официальные требования, предъявляемые к медицинской документации, и своевременно и качественно выполнять их. Для повышения качества ведения медицинских документов следует разрабатывать методические рекомендации, которые должны быть у каждого врача.

2. Недооценка важности полноты составления медицинской документации со знанием дела, а также возможного наступления вследствие этого ответственности за ненадлежащее оказание медицинской помощи является одним из моментов, лежащих в основе ненадлежащего отношения к выполнению профессиональных обязанностей медицинских работников. Итак, для уменьшения количества конфликтов, улучшения качества оказания медицинской помощи необходимо также тщательно фиксировать все лекарственные действия и состояние пациента в медицинских документах, принято оформлять в амбулатории и стационаре.

Перспективы дальнейших исследований. Учитывая важность оформления и ведения медицинской документации, а также достаточное количество экспертиз, назначаемых по поводу наличия повреждений у детей, беременных, рожениц и т.п., целесообразно выяснить наиболее типичные ошибки при заполнении медицинских документов в лечебных учреждениях педиатрического и акушерско-гинекологического профилей.

Репродуктивные технологии в медицинском праве

Право на отцовство одно из неотъемлемых и естественных для человека и означает возможность стать отцом, то есть совершать действия, направленные на зачатие ребенка. Естественная потребностью человека - иметь детей, продолжить свой род.

Этому предшествовало в 1996 году признание на конституционном уровне охраны отцовства одним из приоритетных направлений деятельности государства (ч. 3 ст. 51 Конституции).

Сохранение генофонда нации является обязанностью государства (ст. 16 Конституции). Выполнение этого требования приоритетно, ведь в стране устойчиво сохраняется тенденция значительного превышения смертности над рождаемостью.

Отдельные возможности, связанные с реализацией репродуктивной функции, предусмотрены в ст. 281 ЦК «Право на жизнь» (репродуктивные технологии, стерилизация).

Репродуктивность обеспечивает жизнь и направленно на начало самой жизни.

Отдельные вопросы в медицинском праве об осуществлении репродуктивных способностей, исследовались учеными, и значительное внимание уделялось исследованию принадлежности к личным правам, правовым последствиям использования вспомогательных программ.

Получить право проживания в семье, на родительское воспитание, а также знать своих родителей.

Репродуктивные технологии в медицинском праве не ограничивает права холостых мужчин и не предоставляет преимуществ женатым. Провозглашается уважение к семейной жизни для каждого человека.

В Европе дети, рожденные родителями, которые не находятся в браке, давно является распространенным явлением. Так, в Европейском Союзе (ЕС) в 1990 году было 17,4% внебрачных детей, а сейчас - 37,4%. Как исключение Греция, в которой этот показатель также вырос с 2,2% до 6,6%. Традиционно соответствующий показатель меньше в тех странах, где значительную роль играет религия и церковь. В нашей стране ежегодно около 20% рождается вне брака, а 10 лет назад такая доля составляла всего 10%.

Это не нашло непосредственного регулирования в Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Ребенок, рожденный в результате взаимоотношений родителей, есть частью этой «семейной» организации с момента своего появления независимо от дальнейших их отношений и совместного проживания.

Однако это означает, в частности, и способность направить свое поведение на зачатие или воздержаться от этого. Мужчина, как и женщина, могут решать вопросы, иметь им ребенка или нет, и требовать от каждого определенного поведения, которое не препятствовало бы этому, а также на защиту родителей.

Следовательно, отцовство как субъективное право на собственные действия существует до зачатия и рождения. В литературе имеются и более широкие определения, в частности обеспечение комплекса нужд, не связанных с рождением, развитием, воспитанием, содержанием своего чада в соответствии с Конституцией и законодательством страны.

Содержание этого понятия дает мужчине возможность самому определять свое репродуктивное поведение. Лишение мужа родительских прав не влияет на его способность стать отцом. С момента зачатия у мужчины возникает обязанность отцовства, которая заключается в содействии рождению здорового малыша. Если беременность жены наступила случайно, несмотря на меры контрацепции, это не дает оснований для вывода о каких-либо нарушениях и на этом основании отрицать свою причастность.

Также закреплённое право недееспособного совершеннолетнего мужчины на стерилизацию не связывается возникновение отцовства с возрастом мужчины. Национальное законодательство не содержит ограничений, наоборот, для улучшения демографических показателей необходимо рождение трех и более детей. Репродуктивное здоровья человека это состояние организма, характеризующее его способность к репродуктивному воспроизведению.

Итак, одной из задач по сохранению генофонда это создание условий для реализации, сохранения и восстановления лечебных программ, необходимых для развития репродуктивных технологий в медицинском праве и их надлежащее правовое обеспечение.

Суррогатное материнство в медицинском праве

Начнем с примера, так, в суд обратились две супружеские пары, они никак не могли осуществить искусственное оплодотворение. Супругам можно было бы использовать яйцеклетку, полученную у жены, а вот сперму только от донора. Из-за состояния здоровья женщины можно было провести только оплодотворение, но национальное законодательство позволяло оплодотворение лишь от спермы донора. Во второй семье жена не могла дать яйцеклетку, что требовало проводить имплантацию, а это не допускалось законодательством Австрии. Заявители ссылались на нарушение статей 8, 14 Конвенции, так как государство, установив исключения, тем самым не создало соответствующих условий.

Европейский суд признал нарушения в обоих случаях, так как их национальное медицинское правое регулирование вообще не соответствовало логике. В медицинском праве этот вопрос должен быть урегулирован более детально с учетом различных достижений вспомогательных репродуктивных технологий.

Происхождение ребенка, рожденного суррогатной матерью, было изменено Законом за № 3760-VI от 20 сентября 2011, где конкретизировано, что под супругами имеются в виду те, кто пребывает в законном браке. В США после решения 2000 года не состоящие в браке имеют такие же возможности.  В Калифорнии вообще все без исключения. По выбору однополой пары их имена записываются в соответствующих графах «мать» и «отец». Например, певец Р. Мартин, не скрывает своей гомосексуальной ориентации, стал отцом двух близнецов с помощью такого материнства в сочетании с донорством. Воспользоваться медицинской услугой вспомогательных репродуктивных технологий может человек, достигший 18 лет и, во-вторых, если он не имеет медицинские противопоказания.

На сегодня применение таких технологий урегулировано Инструкцией, утвержденной приказом МОЗ от 23.12.08 № 771. Указанные технологии определяются именно как лечебные, применяемые при наличии определенных в Инструкции показаний.

Преградой для реализации права на отцовство может стать нарушение репродуктивной функции мужчины вследствие переноса болезней, негативного влияния вредных условий труда (например, на электростанциях, в химической промышленности), получением травм (в том числе при исполнении служебных обязанностей военнослужащими, спасателями, правоохранителями). В таком случае человек может воспользоваться правом на возмещение материального и морального вреда.

С целью снижения таких рисков человек может воспользоваться так называемым «отлагательным отцовством» - криоконсервация спермы для последующего использования при искусственном оплодотворении, что может произойти по истечении нескольких лет. Услуги по криоконсервации и хранения спермы доступны и у нас. В некоторых странах (США, Израиль) сдачи военнослужащими спермы перед направлением в зоны военных действий стало нормой. В Австралии Национальный центр мужского репродуктивного здоровья ввел программу криоконсервации спермы больных онкологическими заболеваниями, в Израиле это законодательно установленной требованием перед прохождением химиотерапии.

В медицинском праве прямо указывается на предоставление помощи иметь наследника только для одиноких женщин.  В карточки пациента (Приложение номер два к Инструкции) в графе «семейное положение» среди вариантов возможного ответа указывается «замужем», «брак не зарегистрирован». В соответствии с формой заявления о применении вспомогательных репродуктивных технологий, такое заявление может быть написано и одним лицом.

Однако в п. 7 Инструкции суррогатное материнство возможно на основании полного здоровья женщины, а не мужа. Вместе с этим в стране есть дела, касающиеся права на отцовство человеком с помощью третьего лица, которая не была генетической матерью малыша. Так, 3 июля 2013 Первомайский районный суд Харьковской области принял решение, которым удовлетворил иск об оспаривании материнства. Иск был мотивирован тем, что между сторонами заключен «Договор о вынашивании ребенка», согласно которому ответчица предоставила истцу услуги. Генетическим отцом был истец. Ответчица подписала заверенное нотариусом согласие, что отцом наследника будет записан истец и обязалась не предъявлять прав на него, но во время рождения малыша и его регистрации заявила претензию, поэтому в свидетельстве о рождении ее записали как мать, а истца соответственно отцом. Истец считал, что внесение сведений в актовую запись об ответчице как матери малыша нарушает права его как отца, а также и наследника, и просил не признать ее матерью.

Ответчица иск не признала, ссылаясь на то, что она приходится матерью наследника, ведь выносила и родила его. В решении было отмечено, что ст. 123 СК распространяется на лиц, состоящих в браке. Стороны по делу не состояли в браке, поэтому необходимо применять указанную статью, что связывает факт материнства с происхождением малыша от определенной женщины. Малышка не происходит от ответчицы, и не имеет ее генетики, соответственно не является ее потомком, (донор яйцеклетки аноним), поэтому она не может считаться ее матерью.

Следовательно, при отсутствии заявления от суррогатной матери генетические родители (один из них) будут вынуждены обратиться с иском об установлении отцовства, хотя этот вопрос всегда решается исключительно в пользу семьи.

Например, в споре между генетическими родителями детей и матерью высшие инстанции встали на сторону обратившихся с иском против ответчиков - отделу Загса о признании отцовства и внесения изменений в государственный реестр актов гражданского состояния.

Мотивировалось тем, что в связи с невозможностью женщины выносить плод, заявители воспользовались процедурой экстракорпорального оплодотворения с переносом эмбрионов и последующим их вынашиванием Лицом-3. Однако она зарегистрировала детей, отметив матерью себя, а отцом - своего мужа Лицо-4, и отказалась передать детей истцам. Апелляционная инстанция оставила решение без изменений.

Кассационные жалобы были поданы ответчиками, прокурором области, представителем Уполномоченного Верховной Рады по правам человека. Коллегия судей Высшего специализированного суда в постановлении от 10 апреля 2013 отмечено, что в соответствии со ст. 7 Конвенции о правах ребенка, он имеет право знать своих родителей и получить их заботу. Поэтому Фемида пришла к правильному выводу, что независимо от срока пребывания детей в суррогатной матери за ними сохраняется неотъемлемое право проживать вместе с биологическими родителями.

Правила регистрации не содержат норм о регистрации рождения суррогатной матерью малышки, отец которого не находится в браке. В контексте конфиденциальности вызывает замечания и внесения записи «мать согласно медицинской справке и согласно медицинскому свидетельству» вместе с записью о матери. Было установлено, что рожденный истицей, и дети, рожденные третьим лицом, зарегистрированные как дети одних родителей, однако содержатся разногласия относительно числа и месяца когда они родились, что может вызвать ряд вопросов при решении вопросов с детьми, в результате чего будет раскрыта тайна обстоятельств их появления. Решением от 22 октября 2009 исковые требования удовлетворил, воспользовавшись правилами п. 8 ст. 8 Гражданского процессуального кодекса, применив аналогию закона, а именно нормы о внесении в запись о рождении изменений о дате рождения при усыновлении.

К сожалению, во время проведения экстракорпорального оплодотворения также встречаются ошибки с биологическим материалом, приводящие к рождению, не являющегося родственным с мужчиной и женщиной. Хотя в п. 11 ч. 1 раздел III Правил государственной регистрации актов ЗАГС условием регистрации указано генетическое родство с отцом или матерью, должно быть подтверждено справкой.

Так, в Запорожье было рассмотрено заявление лица-1 о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебного решения по гражданскому делу по его заявлению, заинтересованного лица- 2, об установлении факта, что имеет юридическое значение и предоставления разрешения. Заявитель просил пересмотреть решение, которым было установлено, что ответчики это отец и мать лица-3, предоставление разрешение сыну, не достигшему 16-летнего возраста, на выезд за пределы страны до достижения им совершеннолетия. Уже после рассмотрения дела по требованию Посольства Канады в Украине был проведен ДНК-тест, который обнаружил отсутствие генетической связи между заявителем и малышом, что не было отражено в решении и вызвало у иностранной инстанции соответствующее сомнение в правомерности такого вывода. Отец был вынужден вновь к Фемиде и было установлено, что ООО «Медицинский центр» допущена ошибка с генетическим материалом отца.

Законодательство не содержит специальных норм относительно искусственного прерывания беременности - получение согласия от генетических родителей не требуется. Суррогатной матери не предоставляется и право на регистрацию матерью в случае, когда генетические родители отказались от нее, учитывая состояние здоровья, расторжения брака как следует из п.п. 3.4, п. 4 Инструкции методики вспомогательных репродуктивных технологий допускают использование спермы не только мужчины женщины, но и донора.

Статья сто двадцать третья решает вопрос об отцовстве, от женщины, которая замужем. Специальной нормы по определению отцовства наследника, рожденного женщиной, не состоящей или находящейся в браке, но без согласия ее мужа медицинское право не содержит.  п. 5.2 Инструкции указывает, что доноры (половых клеток) не могут брать на себя родительские обязанности. Реципиенты донорской спермы подписывают заявление, в котором обязуются не устанавливать личность донора (Приложение 16 к Инструкции). То есть в случае рождении при зачатии с помощью донорской спермы, генетическое родство с донором устраняется на второй план. Если малыш рожден женщиной во время брака, однако мужчина не дал согласия на использование вспомогательной репродуктивной технологии, то из статей 123, 136 СК следует его право оспаривать запись себя отцом рожденного с использованием не только донорской, но и своей спермы.

Так, в решении от 31 марта 2011 установил, что 5 декабря 2007 истец и ответчик находились в зарегистрированном союзе. Согласно приказу МОЗ от 14 апреля 2008 № 198 ответчица была направлена в Прикарпатский центр репродукции человека. 23 июня 2008 стороны подписали обязательство, в котором просили помочь им в рождении методом ЭКО и переноса эмбриона (эмбрионов) с использованием спермы мужа. Однако эта попытка была неудачной, в связи, с чем ними была написано совместное заявление, в котором они просили провести криоконсервацию и хранение 10 их эмбрионов до 10.07.2011 г., но 14.10.09 истец обратился с требованием о расторжении союза, который был удовлетворен. В декабре в указанный центр обратилась ответчица, где ей 13 ноября 2009 был перенесен криоконсервированные эмбрионы, в результате чего в июне 10 года у нее родилась тройня. Разрешения на проведение оттаивания и переноса эмбрионов в течение срока их хранения истец не предоставлял. Ответчица объясняла свои действия попыткой спасти семью. Суд пришел к выводу о том, что в случае искусственного оплодотворения жены, для записи мужчины как отца  необходимо его письменное согласие на такое оплодотворение. В противном случае он не может быть записан отцом. Истец согласился, учитывая, что его требования были удовлетворены. То есть в этом случае генетическое родство и зачатия детей в период брака была второстепенным.

Медицинское право не предусматривает возможности принуждения человека к даче согласия на использование своего биологического материала для оплодотворения, а также возможности его использования без согласия мужа. Например, было рассмотрено дело по иску о признании единоличной стороной по договору на проведение оплодотворения. Истица с ответчиком как супруги заключили договор с ООО «Надежда» на проведение оплодотворения, однако впоследствии их союз распался. После этого истица обратилась в компанию для переноса ей криоконсервированных эмбрионов, однако получила отказ, поскольку ответчик написал заявление по их уничтожению. Однако при проведении процедуры повторной стимуляции яичников у нее существует риск возникновения гиперстимуляции, что очень вредно для здоровья. Ответчик возражал, объясняя тем, что брак между ним и истицей, расторгнут, и он не хочет, чтобы его наследник родился от истицы с морально-этических соображений. Суд отказал в удовлетворении иска, поскольку согласно 4.5 п. 13.1 Инструкции должно быть добровольное, письменно оформленное согласие пациентов-доноров. Истица и ответчик уже не являются супругами заключавшими соглашение на проведение оплодотворения, срок хранения эмбрионов продлен не был. Также в решении указывалось, что медицинском праве и нашим законодательством не урегулирован вопрос о статусе эмбрионов, в репродукционной медицине понятие «эмбрион» является общепринятым названием для всех стадий преимплантационного развития. Утверждение истца о том, что эмбрионы - это будущие дети и уничтожение их приравнивается к прерыванию беременности, не было доведено.

Звоните в любое удобное для Вас время,
телефон мобильный: (063) 867 90 15; (098) 883 70 90; (095) 111 89 01
С уважением, Адвокат Максимов Валентин Викторович.

 

Адвокат Киев | Контакты | Вверх